29 Марта 2005
Правая, левая - где сторона?

Размышления о современной российской многопартийности

Валерий БОГОМОЛОВ,

cекретарь Генерального совета партии "Единая Россия"

Сегодня, когда Россия после 15 лет потрясений достигла определенной стабильности, когда в стране и за ее пределами заговорили об ощутимых признаках нашего экономического роста, наверное, есть смысл задуматься, насколько нынешнему этапу развития государства адекватна существующая партийно- политическая система.

Первый вопрос, который, на мой взгляд, требует ответа: дозрела ли нынешняя Россия до такого уровня общественного самосознания, когда политические партии, а точнее, результаты их идейного противоборства можно было бы рассматривать как инструмент для принятия важнейших государственных решений? Созданы ли предпосылки для того, чтобы такие решения принимала не анонимная властная группировка, не мифическая

"Семья", а чтобы они рождались в результате открытого межпартийного диалога?

С моей точки зрения, абсолютно все предпосылки для такой смены "центра власти" сложились. Для того чтобы это понять, надо вспомнить, что переживала страна последние 15 лет. А переживала она настоящую партийную лихорадку. В начале 90-х годов мы имели свыше двухсот партий и движений.

Конечно, объяснение такой активности есть. Очевидно, что после десятилетий жизни общества в условиях моноидеологии и однопартийности такой демократический "выброс" понятен. Как понятны и все издержки, ошибки и даже глупости той поры.

Надо отметить, что в развитии политического ландшафта принимало участие немало ярких, интересных, искренне веровавших в свои идеалы людей. Энергия многих уходила в свойственные тем годам эйфорию свободы, митинговщину и т.д.

Кроме того, талантливые политики не были востребованы, и сознательно. Борис Ельцин, как никто другой, понимал опасность возникновения серьезной партии, способной изменить силу его личной власти. Чем больше расцветало разных политических цветов, тем было лучше для президента, хотя сводить все к тому, что Ельцин был "наркоманом власти", это значит сильно упрощать проблему.

Стихийная многопартийность была закономерным этапом постсоветской истории. Сегодня, спустя 15 лет, можно сказать, что эти бурные, противоречивые, сложные годы не прошли даром для становления нынешней политической системы. Через митинги и собрания, дискуссии и конфликты, через открытые столкновения, приводившие порой к трагедиям, мы постепенно учились искусству диалога, умению выслушивать друг друга, искать компромиссы и решения, приемлемые как большинству, так и учитывающие мнение меньшинства. А это значит, что нынешнее политическое сообщество уже подошло к тому, чтобы создать многопартийную структуру, понятную людям и соответствующую наступившему этапу развития страны.

Что же мы имеем для создания такой системы?

На левом фланге политического поля размещается КПРФ, партия, на мой взгляд, не имеющая ничего общего с идеологией КПСС. От последней она взяла разве что организационную структуру, кстати, не такую уж неэффективную. Эта партия лишь в середине 90-х годов начала дрейф в сторону социал-демократии - общепризнанной в мире политической силы, разделяющей ценности многоукладной экономики, идеи частной собственности, принцип разделения властей и т.д. Но потом, в немалой степени из-за своего руководства, она стала превращаться в маргинальную организацию. Теперешняя КПРФ уже не "ум, честь и совесть". Наверное, КПРФ никогда не станет без кардинальных реформ современной политической партией, планирующей хотя бы в перспективе прийти к власти. Оппозиционность КПРФ, на мой взгляд, все больше и больше похожа на оппозиционность "Яблока".

Не получилось с созданием социал-демократической партии у других, в свое время весьма влиятельных политиков. И у Яковлева, и у Горбачева результат получился плачевным. Теперь посмотрим на правый фланг политического поля. Здесь наиболее значительной силой представляется СПС. Как бывший журналист-международник я долгое время занимался изучением теории и практики европейских партий и движений. Поэтому могу сказать, что организации-предшественники Союза правых сил стояли на радикальных позициях чистого либерализма конца XIX века, что, по сути, к экономической картине XX и уж тем более XXI века не имеет отношения.

Приоритета частной собственности в том старом ее понимании, которое отстаивали они, сегодня практически не существует. Корпорации, акционерные общества, международные синдикаты - вот ответы на вызовы времени. Необходимость делить риски, повышать эффективность перевела традиционную частную собственность в коллективное управление. Если и есть где-то "чистая" частная собственность, то это скорее бренд, дань капиталистическим династиям, семейной традиции и пр.

Сегодня СПС - это уже не тот либерализм, что в самом начале. Вероятно, на корректировку курса повлияли и те реформаторские ошибки, что были допущены лидерами партии, когда они работали в правительстве. Правда, поняли или начинают понимать, что эра компрадорства прошла. В России вновь становятся востребованными такие понятия как гражданский долг, патриотизм, ответственность. Поэтому мы наблюдаем политическую империю лидеров СПС. Немцов "печется" об армии, Чубайс без зазрения совести заговорил о "лучшем патриоте России - Кохе" (наверное, все-таки он был автором блистательного заявления Ельцина, что Грачев - лучший министр обороны всех времен "российской либеральной империи"). Таким образом, сегодня мы реально имеем в России две идеологизированные партии. Вроде бы все соответствует "мировой модели", но без учета российского политического опыта, культурного развития и менталитета. И СПС и КПРФ ни сегодня, ни завтра не станут партией большинства. Они на долгие годы обречены на то, чтобы быть в оппозиции.

Наверх | Вся пресса

Вы можете оставить свое мнение заполнив эту форму:
Ваше имя:
Ваше E-mail:
Заголовок
Ваше мнение:

Наверх | Вся пресса