22 Ноября 2004
Любой политический проект в России должен получить толчок из-за "зубчатой стены" /Профиль", №43 (410)/

Профиль", №43 (410)

"Профиль": "Единая Россия" уже без малого год является партией думского большинства, ее представители вполне успешно завоевывают лидирующие позиции в региональных парламентах. Вы не боитесь, что в один прекрасный момент ваша партия останется вне конкуренции? Как в старой рекламе -- "вне политики, вне конкуренции"…
Валерий Богомолов: Если хотите, наша цель как партии как раз и заключается в том, чтобы в законодательных собраниях большинства регионов иметь достаточно сильные позиции. Это нужно для того, чтобы мы могли еще активнее помогать президенту в осуществлении всего комплекса проводимых в стране реформ.
Но о каком отсутствии конкуренции может идти речь? Мы, наоборот, постоянно подталкиваем людей, создаем условия, чтобы такая конкуренция была. Мы, действительно, против отсутствия конкуренции. Хуже всего, когда заканчивается движение, когда начинается застой. Тогда появляется болото, а в болоте всегда растут сорняки.
"П.": Означает ли это, что в следующей Думе вы готовы "потесниться" и перестать быть фракцией большинства?
В.Б.: Нет. Мы власть не собираемся отдавать. Мы готовы дать возможность конкурировать с нами: выигрывайте и получайте. Но политическая борьба -- это как в футболе: было бы смешно, если бы ради не понятно чего, мы бы начали бить в свои ворота для того, чтобы выиграла другая команда.
"П.": Считается, что отмена выборов по одномандатным округам может снизить число "единороссов" в Госдуме. Но вы все равно будет голосовать за эту инициативу президента?
В.Б.: Скажу прямо: введение пропорциональной системы выборов -- не во благо "Единой России". Голосуя за этот закон, мы четко понимаем, что таким образом мы понижаем свои шансы, ведь в нынешней фракции есть и депутаты-партийцы, а есть и депутаты, прошедшие по одномандатным округам. Но мы сознательно помогаем президенту реализовывать его планы, связанные, с одной стороны, с более жестким выстраиванием вертикали власти, а, с другой, с созданием развитой партийной системы. А система -- это не одна, а несколько партий.
"П.": Но разве это не удар в свои ворота?
В.Б.:. Мы немножко отступаем назад и расширяем возможности других партий. Помогаем им активно участвовать в политическом процессе.
"П.": Но ведь это нонсенс -- голосовать вопреки собственным же интересам…
В.Б.: Это не нонсенс. "Единая Россия" с самого начала рассматривала не как "нью-КПСС", которая была становым хребтом власти. Мы считаем себя демократической партией. А демократия предусматривает многопартийность.
"П.": То есть вы готовы принести себя в жертву принципам?
В.Б.: Мы готовим себя, что при выборах только по партспискам борьба будет острее. Это будет борьба программ, а не личностей, повысится уровень ответственности перед избирателем. В этих условиях шансы наших политических конкурентов возрастают. Но нам бы хотелось, чтобы они тоже находились в рамках демократических ценностей…
"П".: В последнее время целый ряд лидеров "ЕР" -- например, Минтимер Шаймиев и Юрий Лужков -- достаточно жестко критикуют президентский законопроект о фактическом назначении губернаторов. Как вы относитесь к критике президента со стороны первых лиц партии?
В.Б.: Меня умиляют высказывания журналистов и особенно политологов, которые раньше зарабатывали деньги на различных пиаровских акциях СПС и "Яблоко", а сейчас остались не у дел. Умиляет их реакция на наши отношения внутри партии. С одной стороны, они представляют "ЕР" как некий монолит, а нас -- как поставленных в строй "солдат партии". С другой стороны, любую дискуссию внутри партии рассматривают как начало ее раскола. Мы все время говорим: смотрите на нас, сняв свои грязные очки, и слушайте, вынув вату из ушей. Мы создаем партию нового типа, мы создаем демократическую партию, которая допускает самый широкий обмен мнений по самым разным вопросам. И очень рад, что у нас разные мнения. Это здорово, это помогает нам выработать консолидированное мнение.
"П.": А в каком масштабе, с точки зрения партийной этики, в пропрезидентской партии допустима критика президента?
В.Б.: В том же самом масштабе, в котором допустима демократическая дискуссия. Вы ставите вопрос таким образом, как будто критика обязательно должна быть неконструктивной, агрессивной.
"П.": Но недавний скандал вокруг исключения из фракции депутат Анатолия Ермолина, показал, что существуют определенные пределы допустимого. Каковы эти пределы?
В.Б.: Эти "пределы допустимого", в первую очередь, находятся в рамках элементарных норм приличия, а также общечеловеческих ценностей и отношений. Важно лишь, чтобы твои высказывания не наносили политического вреда партии.
Но когда критика начинается с передергивания фактов, или когда мужчина ведет себя не по-мужски, если человек выставляет себя воспитанником института благородных девиц, который где-то когда-то в товарищеской обстановке что-то услышал не совсем печатное, и тут же бежит всем рассказывать… Наверное, этому человеку нужно напомнить, как выражался один наш бывший премьер-министр, который сейчас является послом в одной дружественной нам республике. Он все мысли выражал подобным образом, а все остальное у него было лишь глаголами-связками…
"П.": Как строятся отношения "ЕР" с администрацией президента?
В.Б.: Я неоднократно говорил: любой политический проект, которые в России был, есть и будет, для того, чтобы стать жизненным, должен получить толчок из-за "зубчатой стены", со стороны власти. Все остальное будет мертво и нежизненно. Такова наша политическая реальность. Нужен толчок, а дальше все зависит от зрелости руководства партии. У нас есть партия, которая больше всех кричит и на каждом углу делает вид, что ругает Кремль. Но при этом руководители этой партии по каждому вопросу бегают в Кремль советоваться.
"П.": А вы?
В.Б.: Не буду скрывать: возможно, в тот момент, когда на базе "Единства" и "Отечества" создавалась "Единая Россия", некоторыми чиновниками администрации (умными чиновниками, гениальными чиновниками -- я без всякой иронии это говорю) она рассматривалась как своеобразный пиар-проект, который позволит выиграть парламентские выборы 2003 года. Но зерно попало на благодатную почву. Народ ждал такую партию. Это иллюзия полагать, что утро я начинаю с того, что еду в Кремль и спрашиваю, что мне делать. Это далеко не так. Есть консультации, причем самого разного уровня. Ведь мы -- партия президента, и нам важно знать мнение того аппарата, с которым работает президент.
"П.": А президенту вы можете позвонить и спросить: "Владимир Владимирович, как поступить?"
В.Б.: Могу. Я ведь появился в партии не абы как. Я появился в партии как человек президента: Владимир Владимирович попросил меня принять участие в партийном строительстве.
"П.": Вы давно знакомы?
В.Б.: Больше десяти лет -- с 1993 года. Тогда я только вернулся из Германии, где работал в нашем посольстве. В МИДе господствовали американисты: тех, кто думал иначе, выгоняли, оставались те, кто готов был работать по принципу "чего изволите". Тяжело было видеть, что происходило со страной… Помню, как-то вышел из метро на Смоленской, поскользнулся, упал, ударился и… заплакал. Представляете, здоровый сорокалетний мужик! Ощущение было ужасное: что ж такое, во что превратилась наша страна? Мы ведь другой стране служили…
Так вот, спустя некоторое время мне предложили работу в московском представительстве крупной немецкой компании AIG, и я согласился. Однажды мне довелось везти представителей компании в Санкт-Петербург. Там я и познакомился с заместителем мэра Путиным. Мы пришли с немцами в Смольный (как сейчас помню: он сидел в кабинете на пятом этаже по правую сторону коридора -- у него был большой такой кабинет). Смотрю -- человек невысокого роста, нормального телосложения… Когда я стал представлять делегацию, мне захотелось показать, что я владею языком, и я стал переводить. Но он сказал, что не надо переводить и предложил провести встречу на немецком. И после встречи мы разговорились. После этого установились добрые отношения…
В итоге, когда я уже был вашим коллегой -- работал корреспондентом в Венгрии -- он позвонил и сказал: "надо приезжать и включаться в активную работу"…
"П.": На ваш взгляд, он -- сильный руководитель?
В.Б.: Безусловно, да. Сильный и восприимчивый к новому, разумному. Именно поэтому совершенно органично из мудрого и эффективного заместителя мэра Санкт-Петербурга превратился в генералиссимуса Российской Федерации …
"П.": Прокомментируйте еще один слух о себе: якобы, вы, как и многие другие соратники президента, раньше служили в КГБ?
В.Б.: Сейчас этим модно бравировать, но я ни в КГБ, ни в спецслужбах не работал. В органах любят гладкую биографию, как говорят, "без вопросов". А к моей биографии можно задать сколько угодно вопросов…
"П".: Как вы относитесь к тому, что в последнее время многие сотрудники спецслужб заняли ключевые позиции в государстве?
В.Б.: Дело не в том -- много или не много. Я знаком со многими сотрудниками спецслужб. И знаю, что среди них много очень честных, очень преданных, разумно мыслящих людей… Главное, чтобы мы не превратились в строй. И гарантом этого является Владимир Владимирович Путин. Поверьте, мне не зачем льстить ему. Это правда.
"П.": Вы довольны тем, как работает правительство Фрадкова?
В.Б.: Мое личное мнение: правительство сильно недорабатывает. Оно -- так же как многие другие структуры власти -- живет представлениями прошлого. Но время другое: прежде, чем выходить с инициативами, затрагивающими интересы широких слоев общества, необходимы консультации с населением. В первую очередь, через политические партии и общественные организации. Есть проблемы с реализацией закона, касающегося т.н. "монетизации льгот", есть проблемы с административной реформой, пенсионной реформой…
"П.": Может быть, корень этих проблем заключается в том, что "ЕР" фактически авансировало правительство, одобрив все, о чем оно просило?
В.Б.: В какой-то степени вы правы: желая придать динамизм работе, мы были уверены, что потом шероховатости, а, тем более, изъяны можно будет подправить…
"П.": Инициированные "ЕР" поправки в закон "О Правительстве, позволяющие министрам являться членами партий, уже вступили в силу. Почему, на ваш взгляд, до сих пор никто из министров не вступил в "ЕР"?
В.Б.: Это наш задел не на сегодня, а на будущее. Предлагая эти поправки, мы имели в виду не это правительство. Мы исходили из того, что будет 2007 год. Мы надеемся, что снова победим на выборах. И вот тут-то мы предложим президенту своих министров: людей не из третьего-четвертого эшелона, а своих лидеров.
"П.": А вы готовы пойти в правительство?
В.Б.: Сейчас нет. А потом - почему нет? Если бы меня назначили, например, министром печати и информации, мы бы с вами такую демократию развели (смеется)…
"П.": А кандидат в премьеры у вас есть?
В.Б.: Есть. Почему бы Борису Грызлову в будущем не занять этот пост?
"П".: А Путин может стать премьером после ухода с поста президента в 2008-м?
В.Б.: Может и Путин. Но давайте не будем забегать вперед.
"П.": Скажите, вы верите в то, что эта Дума может быть распущена?
В.Б.: Я думаю, что это спекуляции.
"П.": Но может возникнуть такая ситуация, когда президент попросит свою партию "очистить помещение", сложить депутатские мандаты?
В.Б.: А зачем: Дума работает очень эффективно…
"П.": Но обстановка меняется: еще два года назад президент говорил, что губернаторов нельзя назначать, но случился Беслан…
В.Б.: Если ставить вопрос в теоретической плоскости, конечно, может. Но в этом случае у президента, наверняка, будет убедительная мотивация. Но сейчас это маловероятно. Наоборот, нам необходимо всем вместе навалиться и решить стоящие перед страной задачи.
"П.": Вы согласны с заместителем генпрокурора Владимиром Колесниковым, который на днях сказал, что в стране, где "85-90% собственности принадлежит кучке людей", демократия невозможна в принципе?
В.Б.: Мы сейчас к этому и стремимся: чтобы как можно больше собственности находилось не в руках кучки людей… Может быть, Колесников и прав: ведь в начале 90-х у нас была не демократия, был хаос. Мое личное мнение заключается в том, что России нужна управляемая демократия. Только управляемая демократия -- настоящая демократия.
"П.": Управляемая кем?
В.Б.: Не "кем", а "чем". Законом.
Беседовал Владимир Рудаков.

Наверх | Вся пресса

Вы можете оставить свое мнение заполнив эту форму:
Ваше имя:
Ваше E-mail:
Заголовок
Ваше мнение:

Наверх | Вся пресса